Badgerz Daily Press 18

Пришло время раскрыть Главную Тайну расписания, по которому выходят выпуски БДП. Два основных компонента, при наличии которых выходит выпуск: свободное время и желание. И слава предновогодним праздникам, даже отдохнуть вышло, а время после этого еще даже осталось. Так что просьба не падать в обморок, не хвататься за голову и все в этом роде -- вас не глючит, два выпуска за менее чем неделю!

* * *

В нашем прошлом выпуске отчертилось некое подобие плана на 2018й год. В момент написания этого "плана" все казалось нормальным, но в этом и заключается главная проблема - этот список очень нормальный. К сожалению, все указывает на деградацию. Еще какие-то несчастные 10-20 лет назад в любом таком списке, в первых номерах были такие пункты как "Захватить власть в Мире" или "Сломать один из фундаментальных законов мироздания", что-то в таком духе. Но в этом году, нет даже завалящего "Свалить диктаторский режим (на выбор)". Пришло время. Нет, не возвращать былой пристиж, прошлому место в прошлом. Пришло время все начать по-новой. Поймать тот дикий ветер, что будет ворошить наши волосы, пока мы -- вершим невозможное.
Я люблю говорить, "когда мечтаешь - выбирай мечту по-крупнее, не нужно ограничивать себя понятиями о возможном. Мечта не должна ограничиваться такой мелочью. Она должна сиять из бездонной тьмы подобно Полярной Звезде". В сбыточной мечте, на мой вкус, есть что-то вульгарное.

* * *

Свободное время позволило мне немного вернуться к истокам: заглянуть что там происходит на twitch. И был разочарован. Не говорю о причинах того, что я увидел. Возможно, появилось слишком много стримеров и я среди них не смог найти контент для себя, а возможно, наоборот, из-за праздников их было слишком мало. Причина неизвестна, но результат один: мне смотреть было нечего(. Никаких уютненьких ДНД-посиделок, никаких, греющих душу инди-игрушечек, даже секция геймдев теперь наглухо отравлена сплошными стримами по unity. Куда все делось? Но в защиту надо сказать, что некоторые из тех каналов, на которые я был подписан, все еще вполне приличные и даже иногда вещают. Но слишком мало и редко на мой вкус. Стоило отвернуться на каких-то несчастных полгода и ветер переменился.

* * *

Мы, в офисе, развлекаемся как можем. Это даже если не считать таких вещей как "новогодний корпоратив". Например, устраиваем дни, когда общаемся только на английском. В общем, все в таком роде. Последнее из наших развлечений - подготовить и выступить с докладом про какого-то выдающегося человека, но при этом чтоб не широко известным. Выбор персоналии - за докладчиком. Я решил, что буду делать доклад... да, вы угадали, о Сэре Клайве Синклере! И это вообще вроде как повод по-больше разузнать и о других Легендарных Инженерах Древности. Конечно, я б с радостью лишил себя удовольствия выступать перед аудиторией. Как-то слишком много стресса на мой интровертский вкус... Но убегать - еще более не мой стиль.
Если не поленюсь, выложу доклад сюда.

* * *

А, ну да, чуть не забыл
2018


Badgerz Daily Press #17

Доброго дня! Наша дружная редакция вновь приветствует тех долгожителей, которые каким-то чудом умудрились дожить до очередного выпуска нашего издания: молодцы, так держать, такими темпами до технологической сингулярности дотянем.

Вероятно, постоянный читатель, хорошо знакомый с нашим стилем жизни, не удивиться узнав, что журнал Баджерз Дейли является всего лишь одной из ветвей, хорошо законспирированной и надежно скрытой Лаборатории. Такой секретной и подпольной, что для того, чтобы попасть на электронные ресурсы первого уровня - нужно подключаться через Тор, три прокси, ВПН и I2P. Впрочем, это сейчас не актуально: исследования в Лаборатории заморожены. И подходя к самой сути: было принято решение свернуть и расформировать один из проектов, кодовое название "Хроники Баджера". За все существование проекта было написано 14 глав. И по качеству - это были такие себе главы. В общем, жалеть не о чем, но теперь миссия хронолога легла на наши плечи. Обещаем делать это некачественно, не быстро, но без грифа секретности.

В предверии начала нового года принято писать отчеты: что удалось сделать за год, что нет, строить планы на следующий год и анализировать уходящий. Мы такой херней не занимаемся, хотя стоило бы. К сожалению, это очень скучно. Да и если бы был план, то скорее всего все пойдет не так. Но некоторые вещи хотелось бы обозначить. Итак, в 2018 было бы неплохо:

  • восстановить регулярную практику випассаны, хотя б раз в неделю
  • писать по хобби-проекту хотя б 10 строк кода в день (или может в неделю?)
  • не прожужжать занятия по философии
  • вылечить накопившиеся болезни (или хотя бы начать)

Кстати, не помню, говорил я или нет: яж занятия по философии и риторике посещал где-то с осени. И это было в высшей степени офигенно. Нужно бы не упустить возможности походить на них еще и в 2018. Есть серьезные сомнения в том, что я чему-то по-настоящему научусь, но всегда приятно когда ум загружается непривычным для него трудом. Или просто загружается, используется по прямому назначению. Почти как в молодости.
И я бесконечно очарован девушкой, которая читала нам лекции. В общем, думаю, философии - быть!

На этом пока все.
Всегда ваши, Баджерз Дейли Пресс.


смеркає. край неба палає

У нас с ней всегда была своя, особая, связь. Впрочем, не только с ней. Это что-то вродк того, что люди называют "шестым чувством". И это не редкость: я слышал десятки историй про то, как некто лишь только подумал о другом человеке и тот через минуту звонит по телефону, не сговариваясь. Вот так и мы. Только у Паранойи нет телефона. И это та черта характера, которой я завидую - той легкости с которой она обходится без этих современных, цифровых устройств... запредельная, для меня сейчас, степень свободы. Я знаю, что тоже справлюсь с этим, если потребуется, но это будет стоить мне определенных моральных усилий. А вот она... да, она не звонит. Она приходит. "Еще секунду назад её не было". И только легкий сквозняк по затылку, ведь ее шаги совершенно бесшумны. Иногда меня посещает мысль, что однажды ко мне так прийдет не Паранойя, а смерть. Смогу ли я их различить? Со смертью я еще не знаком, но, мне кажется, меня она знает неплохо.

Я ставлю чайник на огонь. Минуты безмолвия лучше разбавлять звуками возни с чашками, заваркой и всем тем, без чего чай не приготовить. Мы оба по характеру немногословны. Но она дышит этой тишиной, а у меня с дыханием плохо последнее время. Поэтому, меня спасает возня с чайной посудой. Да, я, наверное, миллион раз говорил о своей благодарности старику Бодхидхарме за этот подарок, знаю. Но эти детали кажутся мне очень важными.

Чай разлит по чашкам.

— Близятся последние дни года, — говорю я, глядя в сереющее небо за окном.

— Дни, когда ощущаешь себя особенно одиноким, — кивает Паранойя.

Мы давно знаем друг-друга.

— В этом году, мне кажется, будет вполне сносно, — отвечаю я, на повисший в воздухе вопрос.

И знаем друг-друга довольно хорошо.

— Помню длинные, зимние вечера, — вспоминает она, — которые ты делил с другими, такими же, как ты.

— А сколько их еще будет! Знаешь, бывает, что одиночество умножается... общностью окружающих тебя.

— Когда невозможно включиться в общее движение - всегда выбрасывает на обочину.

— Именно! Удивительная вещь: получается, что в одиночку бывает не так одиноко, как в компании. Много воды утекло с тех времен. А сейчас вспоминаю - и больше ничего не чувствую.

Паранойя молчит. Она была со мной в те дни.


Куда ведет эта дорога

Свои убеждения нужно время от времени пересматривать, как пересматриваем иногда свою одежду в шкафу. Причем, по той же причине.

Чуть менее трех недель назад меня спросили "что такое свобода". К сожалению и разочарованию, в тот день я не смог дать четкий ответ. И это значительный недосмотр с моей стороны: ответы на подобные вопросы должны быть сформулированы хотя бы в общих чертах. Но в тот день я был застигнут врасплох. Я вдруг понял, что мой ответ вышел из моды, устарел и пора ему "покинуть шкаф". Обезоруживающее, по своему эффекту, открытие - будто обнаруживаешь, что на табурете, на котором сидишь, отсутствует одна из ножек.

С тех пор я стал постоянно размышлять об этом. Я думал о том, на каком фундаменте были построены мои представления о свободе до этого дня. Наверняка можно было сказать то, что это понятие носило для меня сугубо личный характер и внимательно сравнивалось с моим личным, внутренним ощущением свободы.

Одним из краеугольных камней стала непривязанность в том виде, в котором я это понимал и чувствовал. "Одиночество - слишком классная вещь, чтобы от него отказываться", любил говорить я. Мое будущее казалось мне нестабильным и подвижным. Свобода, думал я, это когда скользишь словно ветер, легко касаясь различных мест, ситуаций и людей, не оставляя глубоких следов. Когда меняешь мягкую постель на жесткую спинку кресла автобуса и светлый овал дороги, вырванный фарами из темноты, в котором пляшут капли дождя.

Я знал, что абсолютная свобода практически недостижима. Как и однозначный смысл жизни. Но я не собирался с этим мириться. И в моем понимании, поиск этого самого смысла был неотрывно переплетен со свободой. Легко заметить, что во всех этих суждениях очень много от эмоций и совсем мало от разума. Будь я человеком более рациональным, все могло бы сложится иначе. Ведь я никогда не жил той жизнью, которая мне казалась той самой жизнью свободного человека. Скорее это была жизнь полной противоположности свободной: долгими днями я не двигался с места, пускал корни, обрастал мхом... Но этот огонь, эта жажда поиска, никогда не погасала не смотря ни на что. Что-то вроде тайного обещания самому себе: не предать себя, не потерять свою путеводную звезду, держаться до последнего. Поэтому я избегал привязанностей, жил "на чемоданах", спал на полу, не обрастал громоздким имуществом, будто все еще ждал чего-то. Какой-то знак или попутный ветер, который так и не наступил. Чтоб стряхнуть с себя пыль, забросить рюкзак за плечо и отправиться в суету вокзала.

Почему все сложилось так, как сложилось - другой вопрос, возможно, я к нему еще вернусь. Но очень важным открытием за эти дни стало то, что я понял: издавна, принимая какое-либо решение, где-то глубоко, на задворках сознания я прикидывал то, на сколько последствия этого решения меня свяжут. А затем я пришел к формуле, которая оформилась в эту фразу: "из любой ситуации всегда есть выход - ты носишь его с собой в ножнах, обращенным лезвием вверх". Это отчетливо понятная метафора. Метафора решимости, которую следовало растить в себе изо дня в день. Это было чертовски давно. После того, как я оставил учебу в университете, спустя год или два. Наверное, мне нужно было пересмотреть свое отношение к свободе еще тогда. Теперь очевидно, что мое понятие свободы уже тогда начало трансформироваться из основанного на внешних аттрибутах и переживаниях, в понятие свободы внутренней, назависимой от внешних факторов. Помню те сны, что снились мне в тот период. В них превалировали образы холодных, бетонных стен и тюремных камер.

Вышло так, я до сих пор не желаю совершать отречение от своих, пусть и устаревших, представлений. А это значит, что впереди меня ждет еще одна тщательная интроспекция и поиск того, что сможет помирить прошлое и настоящее. Может быть тогда я смогу без колебаний ответить на вопрос "что такое свобода".


Рассказывая о Паранойе, я неизменно ныряю в прошлое. Даже если мы говорили с ней лишь минуту назад. Думаю, это оттого, что когда мы общаемся - я ощущаю себя более лучшей версией меня, таким, каким я был когда-то. Хотя, вполне может быть, что никогда не было этой "лучшей версии"; может это именно Нойя вызывает во мне это ощущение. Но, боюсь, до истины все равно не докопаться - ведь в тех историях, что были или еще будут, мы с ней живем как воспоминания. А память, как известно, ненадежный свидетель — ведь подлинная жизнь происходит сейчас и нам уже не полежать на той траве, которая, как мы знаем, была зеленее.


Badgerz Daily Press #16

В тот момент, когда готовится к выпуску этот номер, в Торонто — полдень, в Сингапуре - полночь, а у нас на локации — миленький осенний вечер, украшенный проливным дождем.

* * *

Среда минувшей недели. Утро. Еду на работу в маршрутке. Перед мной женщина. "Сейчас", — говорю я себе, — "она откроет сумочку, достанет оттуда упаковку влажных салфеток, возмет одну и примется тщательно протирать свои руки, затем сумочку, затем шлейки сумочки". Проезжаем проспект Алишера Навои. Женщина открывает сумочку и шарит в ней в поисках упаковки влажных салфеток...

Как я узнал что произойдет? Все просто: я встречаю эту женщину в этой маршрутке уже пятый раз. И каждый раз все повторяется.

* * *

Кстати, о маршрутках. Последнее время пытаюсь использовать передовые технологические достижения по прямому назначению — читаю подписки на блоги и рассылки с телефона в течении поездки. В каком-то смысле это экономит мое время, но к сожалению, его совершенно не остается чтобы тратить на чтение книг. И пока я не пришел к пониманию, что мне более подходит.

* * *

По моим наблюдениям, иногда успешная коммуникация может укладываться в доли секунды. И возможно, это не предел. Ясное дело, для этого слова не годятся.

Трамвай везет меня домой. На очередной остановке входит женщина. Около пятидесяти, азиатская внешность, прямая осанка. Становится к окну, спиной к двери. Она не видит, но за ее спиной освобождается сидение. Проходит несколько минут. Я отрываюсь от телефона. Бросаю взгляд на нее, затем смотрю на пустующее сидение. Этого хватает, чтобы она уловила взгляд и обернулась.

* * *

Конец рабочего дня. Нас в машине трое: я и двое моих коллег. Первый - за рулем, не отрывает глаз от дороги. Мы же, со вторым таращимся по сторонам. Недавно прошел дождь. Небо выглядит легким и светлым. Белые, плотные облака висят над городом так низко, что кажется, при попутном ветре могут полностью окутать многоэтажные дома, особенно те, что стоят на холме. А над самим городом клубится едва заметный пар от луж. В довершении всего этого великолепия — в разрыве облаков красуется, теряющее по-немногу свою силу, краснеющее, закатное Солнце, рисуя своим теплым светом на небе картины непередаваемой красоты.

— Нихрена себе! — Заявляет В, глядя в окно.
— Да уж, я и сам в шоке, — подтверждаю я.
— Что там? — интересуется Я, все так же следя за дорогой.
— Та только что новенькая тестовая "Панамера" с разбитой жопой у обочины стояла. Вот уж кто-то расстроится...
"Что за панамера", думаю я, но в слух ничего не говорю...

* * *

И в заключение: недавно в нашу редакцию, по закрытым каналам, поступили серьезные угрозы от какого-то оленя


Начало было давно

Начало? Среди стариков моего народа принято выделять из череды бусин, замкнутых в кольцо, именуемых днями, неустанно перебираемых памятью, одну значимую, отмеченную особой печатью - и начинать свой рассказ оттуда. Моя память пассует перед этим выбором: начало нити истории, которую я собираюсь сейчас рассказать, выскальзывает из поля моего внимания и теряется в тумане прошлого. Если постараться, можно (а это довольно трудно) выудить отдельные фрагменты, но целой картины не сложить.

Один из таких фрагментов сохранился в моей памяти довольно неплохо, думаю, это был день, когда я впервые увидел Её вблизи. Потом, познакомившись спустя годы, мы придумаем друг-другу странные прозвища, которые значат больше, чем имена, как это бывает принято у детей моего народа. Но случилось это значительно позже. А тогда же, в то памятное утро, или полдень, или вечер — я запомнил только ее широко распахнутые черные глаза и черные, аккуратно расчесанные, волосы до лопаток. Собственно, только лицо я и запомнил. Думаю, мое внимание было на столько поглащено созерцанием, что остальное просто не зафиксировалось в памяти: я не могу назвать ни время, ни место, ни обстоятельств сопровождающих эту встречу. Вспоминая это, думаю что в тот день я впервые сошел с ума.

Но это ли стало началом?

"Здесь, на этом столбе", — рассказывал я своему другу Б, — "несколько лет назад я увидел объявление. В нем говорилось о том, как парень, который, якобы и повесил его тут, повстречал в троллейбусе девушку. Он описывал то, как она выглядела и сокрушался о том, что ему не хватило решимости подойти и заговорить. Завершилось объявление просьбой, то ли позвонить ему, то ли написать, в том случае, если она это прочтет". Мы молчим. Не знаю, о чем думает мой друг Б. А я вспоминаю о Ней. Наши истории, моя и того парня с объявления, совсем разные. Но чем-то все-таки похожи. Я склоняюсь к тому, что объявление - своего рода шутка, шалость, но размышляю о нем, как если бы это была правда. Уж слишком похоже на сюжет из фильма. Но разве реальность не бывает круче фильма?

Долгое время мы жили в разных мирах. Я уверен, с той первой встречи, взгляд ее бездонных, черных глаз преследовал меня, где-то там, глубоко, на самых задворках памяти. Я изменился, изменилась и Она. Не известно, сколько еще мы бы жили, каждый в своем мире, если бы не одна моя новая знакомая. Конечно, я шерстяной волчара, но женщины могут ранить очень сильно.

Но это ли стало началом?

Со мной так всегда: моменты сильных потрясений загоняют куда-то в тихие, спокойные места, где можно вдоволь помолчать и погрузиться в мысли. Побыть наедине с собой. Именно в одном из таких мест мы и нашли друг друга. Это было началом периода ночных бдений, время тихих разговоров, когда шепот гремит эхом от стен, а тишина прозрачна до звона. Я звал ее Паранойя, а она меня... впрочем, это не важно. Мы так много говорили друг с другом, что теперь мне кажется, у нас была одна память на двоих. Вскоре моя длинная ночь закончилась и мы выползли на свет. И так сложилось, что вскоре мы снова разбежались по своим мирам. Иногда я делаю записи, чтобы распутать слишком запутанное, а иногда просто для того, чтобы помнить. Эта связь, что соединила нас тогда, до сих пор не отпускает, хоть я и понимаю, что одной ногой стою в прошлом. Возможно, мне стоит написать о ней последнюю страницу и разжать кулак?

Или начало сейчас?


Badgerz Daily Press #15

О, небеса! Уже 15й выпуск! Событие немыслимое и неординарное. Достижение, сравнимое с чем-то таким же немыслимым, как, например, дожить до 30ти. Что, впрочем, ничего не доказывает.

* * *

После просмотра "Kimi no Na wa" снова заныла фантомная рана на том месте где у меня в прошлом было ведение онлайн-дневников. Не могу сказать, что у меня с этим все хорошо складывалось, ведь я удалял или зачищал их с завидной переодичностью. Но как бы там ни было, мне нравилось их вести. Пусть я и слишком параноил по поводу личной информации. Хотя, чего уж: и до сих пор паранойю, но теперь хоть немного с этим борюсь. Что изменилось - другой вопрос.

* * *

Продолжая тему Паранойи: посетила безумная, по своей смелости, мысль - вывести из-под грифа "френдз-онли" посты с тэгом #spenserz. Но, только свежие, ведь старые раскиданы где-нигде и это не вызывает никакого желания их искать и структурировать. Буду считать, это небольшой "перезагрузкой" своей одной из самых любимых рубрик.

* * *

И напоследок: принял решение добавить блок с комментариями. Да, это немного не вяжется с философией нашего издания. Но если эксперементировать, то делать это решительно!


Барсуки не те, кем кажутся.

Похоже, что попытка начать вести технический блог о моей бытности программиста - увенчалась сокрушительным провалом. Думаю, я слишком эгоист, чтобы тратить время на то, что уже перестало быть загадкой. А может быть все еще страшнее - и я, на самом деле, гумманитарий под глубоким прикрытием -- делаю вид, будто технарь, а на самом деле, по ночам, при свете фонарика пишу, прости господи, стихи, пытаясь не спалиться? Еще никогда Штирлиц не был так близок к провалу... Но, разумеется, узнать наверняка об этом никак не выйдет.

И поэтому, тот час времени, который у меня есть перед сном, я не потрачу на то, чтобы рассказать о своих успехах и провалах в работе с объектной моделью magento 2.

Когда-то давно, в прошлой жизни, у меня был свой топ-1 по фильмам. В него попадала картина, которая была, по моему мнению, лучшей из всего, что я смотрел за год. Среди таких лент, например: "Le fabuleux destin d'Amélie Poulain", "Mr. Nobody", "Ink"... Вчера этот топ пополнился еще одной - Kimi no na wa. Не думаю, что за оставшееся время, до конца года, может появиться что-то, что сможет перебить эту ставку.

Синкай-сэнсэй определенно поэт. В этом не возникает ни капли сомнения: его творчество обладает той же проникающей способностью бронебойной пули, что и хорошая поэзия. Как ни старайся прикрыть свои уъязвимые места бронированной пластиной - заряд разорвет в клочья твое сердце, оставив на броне аккуратное отверстие. Конечно, при условии, что под той броней есть хоть что-то. Но при этом, по всей видимости, сэнсэй тоже под прикрытием: заставляет нас поверить в то, что он художник. Впрочем, это близко. Не знаю, даже для чего эта маскировка.

Не хочу пересказывать сюжет этой картины. И вовсе не из-за спойлеров, я все еще убежден, что этот блог почти никто не читает. Ведь пересказывание сюжета нивелирует всю красоту произведения. Как всегда у Синкая-сэнсэя, одну из главных ролей играет небо. То самое небо, в котором все ответы. Скажу только, что сэнсэй стал менее беспощадным. Да, он все еще не оставляет попыток пробудить воспоминания о той незаживающей, священной ране... В глубине души все знают что это за рана и какую боль она приносит. Но, обычно, мы стараемся не заглядывать так глубоко, ведь это одновременно и пугающе и притягательно.

* * *

На следующий день, я ехал на работу, привычно отмечая свежие оттенки теплых цветов, на все еще зеленых кронах деревьев за окном. Думал о том, каким я запомню этот день, это утро. Вспомню ли те мысли, которые посетили меня. И тут, на радио поставили песню "Забув" группы ТНМК. Это странно, но следующей шла песня Forget me nots - La Bouche.


Тут вот на днях ощутил то, чего не ощущал уже очень давно. Холод. Не тот экзистенциальный холод, который остужает твои внутренности, оставляя колючий иней где-то на уровне позвоночника, нет. Такой холод никуда и не исчезал — а нормальный, человеческий холод, информирующий нас о завершении теплых дней. Отчасти, меня это радует. В том состоянии, в котором сейчас находится мое тело, всякое избыточное тепло утомляет больше, чем того хотелось бы. Хочется, чтобы осень принесла хоть небольшую передышку перед началом заморозков. Но я уже и так знаю, что этого не случиться: те потоки времени, которые и без того несли, как порвавшие поводья, обезумевшие лошади — теперь вконец сбили мне пульс и опору из-под ног. Хотя, какое-то время, я даже находился в иллюзии того, что все наконец-то налаживается.

По-хорошему, мне бы давно стоило привыкнуть к такому положению вещей и перестать париться по этому поводу или даже начать находить какое-то свое удовольствие от происходящего. Но какая-то туго свернутая пружина, где-то глубоко внутри, все никак не развернется.

С "высоты своего полета" может показаться, что все остальные люди с удивительной легкостью переносят этот пристальный взгляд экзистенциальной бездны и правят своей жизнью твердой рукой. Но положение вещей таково, что таких людей единицы. Остальные же — просто не заморачиваются.

Осень — это, без сомнений, моя тема. Череда коротких дней когда особенно отчетливо слышна та самая, моя, песня. И что-то словно выталкивает на улицы города, будто в беспорядочном брожении сквозь дворы и парки, есть шанс отыскать её источник. И взгляд не оторвать от сереющего неба. Неба, где находятся все ответы. Кажется, что осенью я и умираю гораздо медленнее, хоть и ощущается это несколько острее. Возможно, по совокупности всех факторов, у меня и сложилось впечатление, что осень играет на моей стороне и расчитываю на ее помощь. В иные дни, случается, я чувствую дыхание своих друзей, как если бы они стояли за моей спиной, где бы они ни находились в мире в этот момент. Но в этот вечер — нет никого ближе её.

В любом случае, нет ничего, кроме персональных ощущений: бездна — холодна и беспредельна, а свет — неуловим и быстротечен. Я привык доверять своим ощущениям. Не всем "повезло" носить в себе свой персональный ужас, скрывшийся так глубоко, что сознанию его даже не коснуться. Просто жить и ощущать на своей шее его крепкую, удушающую хватку.
А может и всем. Или многим. Ведь что можем знать о других людях, кроме своих персональных впечатлений от них? Как знать о том, что по ночам приходит к ним и стоит у изголовья их постели до утра?

Осень — это обещание...


"Пусть бдят со мной..."

Мне нужно сменить свои привычки. Не все, только те, что тесно связаны с ночью. С момента предыдущего поста, на моем пути стало совсем мало ночей. А вместе с ними - ушли и все вещи, связанные с ними. Вещи, которые я любил. Да, конечно, за это время, было несколько намеков на то, что вечер все-таки превратиться в ночь. И даже один раз успешно. Но что такое жалкий намек, против моей прошлой жизни, где я черпал каждую ночь полными горстями? 
Лето дожигает свое горячее нутро, но пока за окном царит огнедыщащий Август - мои дни все еще удручающе длинны. Живу мечтами об долгих осенних вечерах, которые все ближе. Ну а уж зима-то отсыпет мне ночей по самое горло, но как раз её наступления и не желаю. Зима замораживает воду, из которой я состою на 80% и никакие длинные ночи не могут исправить этого факта. Но кто знает, может эта зима - выдастся особенной. Поглядим.
В те, минувшие времена, я отпускал свой ум блуждать ночами в поисках вопросов. И те пачки черновиков, что я сжигал в свое время, еще написаных от руки, накопились как раз в такие ночи. Позже, именно ночами, я писал черновики для LJ или Блоггер-а. 
И нужно честно признаться: слишком привык к спокойному обаянию своих ночей, к их безмолвной магии и ноткам одиночества. И теперь мне очень всего этого не достает, будто выбили опору под прочным мостом и остальные опоры приняли нагрузку на себя. 
Мы, ночные существа, перейдя в день, вынуждены носить свою ночь в нашем сердце, оберегать ее и хранить. 
Мне нужно сменить свои привычки. В своем привычном тщеславии, я полагаю, что с моей-то волей и дисциплиной, сделать это будет довольно легко. Для начала хочу выделить один час в день для хобби. Я ужасно давно забросил изучение новых языков программирования, перестал эксперементировать, испытывать искреннюю радость от использования компьютера, как это было когда-то... Затем, когда это войдет в уже новую привычку, можно будет двигаться дальше. Например, выделить один час чтоб начать дописывать недописанные тексты, те тексты, персонажи из которых каждую ночь собираются у изголовья моей постели и смотрят укоризненно на меня спящего.
Так начну. И поглядим как пойдет.

Badgerz Daily Press #14

Сегодняшний выпуск будет в форме дайджеста: я расскажу в сжатой форме о событиях предшествующих этому выпуску, а более полная информация будет в следующих выпусках (если будет, конечно). Многие из наших читателей (в смысле, "тот один единственный читатель, что у нас есть"), что пристально следили за всеми нашими публикациями, уже имели возможность догадаться, что редакция Баджерз Дэйли Пресс черезвычайно малочисленна. Отчасти, этим и объясняются столь редкие выпуски. Но теперь добавились и дополнительные факторы. Об этом ниже.

* * *

После сокрушительного фиаско на поприще фриланса, главный редактор нашего издательства, а это никто иной, как я — принял решение зарыть свое копье вольного копейщика и отправиться на фуллтайм в офис. И теперь вся неделя подчиняется довольно строгому регламенту и нет той гибкости, которая была при фрилансе. Свободное время так же сократилось. Возможно, когда положение вещей устоиться, ситуация изменится, но пока так.

* * *

В те сумбурные времена, пока корпоративная махина еще не взяла меня в оборот, удалось проскочить на парочку замечательных эвентов. Первый - это Kyiv Lights Festival, который проходил по всему городу, но я попал на один сегмент. А второй - Мистецький арсенал, который всеми своими книгами, лекциями и преформансами, практически обрушился на мою несчастную голову. Один из уроков, который можно из этого извлечь - под "Арсенал" нужно брать целый отпуск и зависать там целый день.

* * *

А еще в blogger что-то поменяли — и дизайн блога немного сломался. Внезапно

Оставайтесь на связи.

Badgerz Daily Press #13

Вот и завершилась очередная зимняя спячка. И редакция рада сообщить, что мы, всем составом успешно пережили зиму. Пусть эта зима и ослабила нас довольно существенно, мы с оптимизмом смотрим в 2017.
А теперь к основным новостям!