Барсуки не те, кем кажутся.

Похоже, что попытка начать вести технический блог о моей бытности программиста - увенчалась сокрушительным провалом. Думаю, я слишком эгоист, чтобы тратить время на то, что уже перестало быть загадкой. А может быть все еще страшнее - и я, на самом деле, гумманитарий под глубоким прикрытием -- делаю вид, будто технарь, а на самом деле, по ночам, при свете фонарика пишу, прости господи, стихи, пытаясь не спалиться? Еще никогда Штирлиц не был так близок к провалу... Но, разумеется, узнать наверняка об этом никак не выйдет.

И поэтому, тот час времени, который у меня есть перед сном, я не потрачу на то, чтобы рассказать о своих успехах и провалах в работе с объектной моделью magento 2.

Когда-то давно, в прошлой жизни, у меня был свой топ-1 по фильмам. В него попадала картина, которая была, по моему мнению, лучшей из всего, что я смотрел за год. Среди таких лент, например: "Le fabuleux destin d'Amélie Poulain", "Mr. Nobody", "Ink"... Вчера этот топ пополнился еще одной - Kimi no na wa. Не думаю, что за оставшееся время, до конца года, может появиться что-то, что сможет перебить эту ставку.

Синкай-сэнсэй определенно поэт. В этом не возникает ни капли сомнения: его творчество обладает той же проникающей способностью бронебойной пули, что и хорошая поэзия. Как ни старайся прикрыть свои уъязвимые места бронированной пластиной - заряд разорвет в клочья твое сердце, оставив на броне аккуратное отверстие. Конечно, при условии, что под той броней есть хоть что-то. Но при этом, по всей видимости, сэнсэй тоже под прикрытием: заставляет нас поверить в то, что он художник. Впрочем, это близко. Не знаю, даже для чего эта маскировка.

Не хочу пересказывать сюжет этой картины. И вовсе не из-за спойлеров, я все еще убежден, что этот блог почти никто не читает. Ведь пересказывание сюжета нивелирует всю красоту произведения. Как всегда у Синкая-сэнсэя, одну из главных ролей играет небо. То самое небо, в котором все ответы. Скажу только, что сэнсэй стал менее беспощадным. Да, он все еще не оставляет попыток пробудить воспоминания о той незаживающей, священной ране... В глубине души все знают что это за рана и какую боль она приносит. Но, обычно, мы стараемся не заглядывать так глубоко, ведь это одновременно и пугающе и притягательно.

* * *

На следующий день, я ехал на работу, привычно отмечая свежие оттенки теплых цветов, на все еще зеленых кронах деревьев за окном. Думал о том, каким я запомню этот день, это утро. Вспомню ли те мысли, которые посетили меня. И тут, на радио поставили песню "Забув" группы ТНМК. Это странно, но следующей шла песня Forget me nots - La Bouche.


Тут вот на днях ощутил то, чего не ощущал уже очень давно. Холод. Не тот экзистенциальный холод, который остужает твои внутренности, оставляя колючий иней где-то на уровне позвоночника, нет. Такой холод никуда и не исчезал — а нормальный, человеческий холод, информирующий нас о завершении теплых дней. Отчасти, меня это радует. В том состоянии, в котором сейчас находится мое тело, всякое избыточное тепло утомляет больше, чем того хотелось бы. Хочется, чтобы осень принесла хоть небольшую передышку перед началом заморозков. Но я уже и так знаю, что этого не случиться: те потоки времени, которые и без того несли, как порвавшие поводья, обезумевшие лошади — теперь вконец сбили мне пульс и опору из-под ног. Хотя, какое-то время, я даже находился в иллюзии того, что все наконец-то налаживается.

По-хорошему, мне бы давно стоило привыкнуть к такому положению вещей и перестать париться по этому поводу или даже начать находить какое-то свое удовольствие от происходящего. Но какая-то туго свернутая пружина, где-то глубоко внутри, все никак не развернется.

С "высоты своего полета" может показаться, что все остальные люди с удивительной легкостью переносят этот пристальный взгляд экзистенциальной бездны и правят своей жизнью твердой рукой. Но положение вещей таково, что таких людей единицы. Остальные же — просто не заморачиваются.

Осень — это, без сомнений, моя тема. Череда коротких дней когда особенно отчетливо слышна та самая, моя, песня. И что-то словно выталкивает на улицы города, будто в беспорядочном брожении сквозь дворы и парки, есть шанс отыскать её источник. И взгляд не оторвать от сереющего неба. Неба, где находятся все ответы. Кажется, что осенью я и умираю гораздо медленнее, хоть и ощущается это несколько острее. Возможно, по совокупности всех факторов, у меня и сложилось впечатление, что осень играет на моей стороне и расчитываю на ее помощь. В иные дни, случается, я чувствую дыхание своих друзей, как если бы они стояли за моей спиной, где бы они ни находились в мире в этот момент. Но в этот вечер — нет никого ближе её.

В любом случае, нет ничего, кроме персональных ощущений: бездна — холодна и беспредельна, а свет — неуловим и быстротечен. Я привык доверять своим ощущениям. Не всем "повезло" носить в себе свой персональный ужас, скрывшийся так глубоко, что сознанию его даже не коснуться. Просто жить и ощущать на своей шее его крепкую, удушающую хватку.
А может и всем. Или многим. Ведь что можем знать о других людях, кроме своих персональных впечатлений от них? Как знать о том, что по ночам приходит к ним и стоит у изголовья их постели до утра?

Осень — это обещание...