Рассказывая о Паранойе, я неизменно ныряю в прошлое. Даже если мы говорили с ней лишь минуту назад. Думаю, это оттого, что когда мы общаемся - я ощущаю себя более лучшей версией меня, таким, каким я был когда-то. Хотя, вполне может быть, что никогда не было этой "лучшей версии"; может это именно Нойя вызывает во мне это ощущение. Но, боюсь, до истины все равно не докопаться - ведь в тех историях, что были или еще будут, мы с ней живем как воспоминания. А память, как известно, ненадежный свидетель — ведь подлинная жизнь происходит сейчас и нам уже не полежать на той траве, которая, как мы знаем, была зеленее.

Обычно, с наступлением осени, мы с ней снова вспоминаем о существовании друг друга и она возвращается из своих таинственных путешествий чтобы навестить меня. Таинственных, потому что мне ничего не известно о том, где она пропадает, какими путями бродит. Я не знаю ее адреса. Мы почти никогда не касаемся этой темы в беседах. По правде говоря, для этого требуется особая самодисциплина - сила, позволяющая не переступать черту, за которую тебя просят не переступать. Но её появление - будто и не было сотен дней разлуки, мы просто продолжаем наш разговор на том моменте, на котором остановились в прошлый раз.

Только вот уже середина осени, а Паранойя не спешит. Такое бывало и раньше, я не беспокоюсь, но скучаю.

* * *

Мы гуляли вдоль реки. Это было очень красивое место, вода неслась вдоль обрыва на котором рос красивый, смешанный лес. Я помню, мы говорили о доме. О доме, как о месте, в котором хотелось бы поселиться. Паранойя остановилась у сваленной ураганом, огромной сосны. Яма, глубиной в метр, была на том месте, где росло дерево, земля облепляла корень. "Высокое, сильное дерево, вырванное с корнем, лишенное основы", — сказала она, положив ладонь на коричневую кору, — "Его жизнь была неразрывна с этой землей". Мне тогда показалось это очень символичным, в контексте нашей беседы о доме.

Часть веток нависала над обрывом, туда мы и взобрались. Уселись, прямо над бушующей рекой. Паранойя тогда сказала что этот обрыв ­— отличное место для дома. И мы вместе стали придумывать каким бы он был, этот дом: это была бы трехэтажная башня, круглая, как и положено башням, с лестницей, спиралью опоясывающей комнаты внутри и с окошками разных размеров, разбросанных на наружной стене. И никаких заборов, только вымощенная камнями тропинка к входной двери. На первом этаже, мы решили, будет зал, где и будут, по задумке проводить большую часть времени обитатели дома, полу-кухня, полу-гостинная. И еще там не должно быть одинаковых стульев...

Мы так увлеклись этой игрой, что забыли придумать что будет на других этажах нашей башни. Но иногда мне кажется, что стоит мне прийти на тот обрыв, к реке, где мы оттирали наши руки и одежду от липкой сосновой смолы — я найду там трехэтажную башню, сложенную из камня, с разбросанными по внешней стене окошками разных размеров.