Badgerz Daily Press 18

Пришло время раскрыть Главную Тайну расписания, по которому выходят выпуски БДП. Два основных компонента, при наличии которых выходит выпуск: свободное время и желание. И слава предновогодним праздникам, даже отдохнуть вышло, а время после этого еще даже осталось. Так что просьба не падать в обморок, не хвататься за голову и все в этом роде -- вас не глючит, два выпуска за менее чем неделю!

* * *

В нашем прошлом выпуске отчертилось некое подобие плана на 2018й год. В момент написания этого "плана" все казалось нормальным, но в этом и заключается главная проблема - этот список очень нормальный. К сожалению, все указывает на деградацию. Еще какие-то несчастные 10-20 лет назад в любом таком списке, в первых номерах были такие пункты как "Захватить власть в Мире" или "Сломать один из фундаментальных законов мироздания", что-то в таком духе. Но в этом году, нет даже завалящего "Свалить диктаторский режим (на выбор)". Пришло время. Нет, не возвращать былой пристиж, прошлому место в прошлом. Пришло время все начать по-новой. Поймать тот дикий ветер, что будет ворошить наши волосы, пока мы -- вершим невозможное.
Я люблю говорить, "когда мечтаешь - выбирай мечту по-крупнее, не нужно ограничивать себя понятиями о возможном. Мечта не должна ограничиваться такой мелочью. Она должна сиять из бездонной тьмы подобно Полярной Звезде". В сбыточной мечте, на мой вкус, есть что-то вульгарное.

* * *

Свободное время позволило мне немного вернуться к истокам: заглянуть что там происходит на twitch. И был разочарован. Не говорю о причинах того, что я увидел. Возможно, появилось слишком много стримеров и я среди них не смог найти контент для себя, а возможно, наоборот, из-за праздников их было слишком мало. Причина неизвестна, но результат один: мне смотреть было нечего(. Никаких уютненьких ДНД-посиделок, никаких, греющих душу инди-игрушечек, даже секция геймдев теперь наглухо отравлена сплошными стримами по unity. Куда все делось? Но в защиту надо сказать, что некоторые из тех каналов, на которые я был подписан, все еще вполне приличные и даже иногда вещают. Но слишком мало и редко на мой вкус. Стоило отвернуться на каких-то несчастных полгода и ветер переменился.

* * *

Мы, в офисе, развлекаемся как можем. Это даже если не считать таких вещей как "новогодний корпоратив". Например, устраиваем дни, когда общаемся только на английском. В общем, все в таком роде. Последнее из наших развлечений - подготовить и выступить с докладом про какого-то выдающегося человека, но при этом чтоб не широко известным. Выбор персоналии - за докладчиком. Я решил, что буду делать доклад... да, вы угадали, о Сэре Клайве Синклере! И это вообще вроде как повод по-больше разузнать и о других Легендарных Инженерах Древности. Конечно, я б с радостью лишил себя удовольствия выступать перед аудиторией. Как-то слишком много стресса на мой интровертский вкус... Но убегать - еще более не мой стиль.
Если не поленюсь, выложу доклад сюда.

* * *

А, ну да, чуть не забыл
2018


Badgerz Daily Press #17

Доброго дня! Наша дружная редакция вновь приветствует тех долгожителей, которые каким-то чудом умудрились дожить до очередного выпуска нашего издания: молодцы, так держать, такими темпами до технологической сингулярности дотянем.

Вероятно, постоянный читатель, хорошо знакомый с нашим стилем жизни, не удивиться узнав, что журнал Баджерз Дейли является всего лишь одной из ветвей, хорошо законспирированной и надежно скрытой Лаборатории. Такой секретной и подпольной, что для того, чтобы попасть на электронные ресурсы первого уровня - нужно подключаться через Тор, три прокси, ВПН и I2P. Впрочем, это сейчас не актуально: исследования в Лаборатории заморожены. И подходя к самой сути: было принято решение свернуть и расформировать один из проектов, кодовое название "Хроники Баджера". За все существование проекта было написано 14 глав. И по качеству - это были такие себе главы. В общем, жалеть не о чем, но теперь миссия хронолога легла на наши плечи. Обещаем делать это некачественно, не быстро, но без грифа секретности.

В предверии начала нового года принято писать отчеты: что удалось сделать за год, что нет, строить планы на следующий год и анализировать уходящий. Мы такой херней не занимаемся, хотя стоило бы. К сожалению, это очень скучно. Да и если бы был план, то скорее всего все пойдет не так. Но некоторые вещи хотелось бы обозначить. Итак, в 2018 было бы неплохо:

  • восстановить регулярную практику випассаны, хотя б раз в неделю
  • писать по хобби-проекту хотя б 10 строк кода в день (или может в неделю?)
  • не прожужжать занятия по философии
  • вылечить накопившиеся болезни (или хотя бы начать)

Кстати, не помню, говорил я или нет: яж занятия по философии и риторике посещал где-то с осени. И это было в высшей степени офигенно. Нужно бы не упустить возможности походить на них еще и в 2018. Есть серьезные сомнения в том, что я чему-то по-настоящему научусь, но всегда приятно когда ум загружается непривычным для него трудом. Или просто загружается, используется по прямому назначению. Почти как в молодости.
И я бесконечно очарован девушкой, которая читала нам лекции. В общем, думаю, философии - быть!

На этом пока все.
Всегда ваши, Баджерз Дейли Пресс.


смеркає. край неба палає

У нас с ней всегда была своя, особая, связь. Впрочем, не только с ней. Это что-то вродк того, что люди называют "шестым чувством". И это не редкость: я слышал десятки историй про то, как некто лишь только подумал о другом человеке и тот через минуту звонит по телефону, не сговариваясь. Вот так и мы. Только у Паранойи нет телефона. И это та черта характера, которой я завидую - той легкости с которой она обходится без этих современных, цифровых устройств... запредельная, для меня сейчас, степень свободы. Я знаю, что тоже справлюсь с этим, если потребуется, но это будет стоить мне определенных моральных усилий. А вот она... да, она не звонит. Она приходит. "Еще секунду назад её не было". И только легкий сквозняк по затылку, ведь ее шаги совершенно бесшумны. Иногда меня посещает мысль, что однажды ко мне так прийдет не Паранойя, а смерть. Смогу ли я их различить? Со смертью я еще не знаком, но, мне кажется, меня она знает неплохо.

Я ставлю чайник на огонь. Минуты безмолвия лучше разбавлять звуками возни с чашками, заваркой и всем тем, без чего чай не приготовить. Мы оба по характеру немногословны. Но она дышит этой тишиной, а у меня с дыханием плохо последнее время. Поэтому, меня спасает возня с чайной посудой. Да, я, наверное, миллион раз говорил о своей благодарности старику Бодхидхарме за этот подарок, знаю. Но эти детали кажутся мне очень важными.

Чай разлит по чашкам.

— Близятся последние дни года, — говорю я, глядя в сереющее небо за окном.

— Дни, когда ощущаешь себя особенно одиноким, — кивает Паранойя.

Мы давно знаем друг-друга.

— В этом году, мне кажется, будет вполне сносно, — отвечаю я, на повисший в воздухе вопрос.

И знаем друг-друга довольно хорошо.

— Помню длинные, зимние вечера, — вспоминает она, — которые ты делил с другими, такими же, как ты.

— А сколько их еще будет! Знаешь, бывает, что одиночество умножается... общностью окружающих тебя.

— Когда невозможно включиться в общее движение - всегда выбрасывает на обочину.

— Именно! Удивительная вещь: получается, что в одиночку бывает не так одиноко, как в компании. Много воды утекло с тех времен. А сейчас вспоминаю - и больше ничего не чувствую.

Паранойя молчит. Она была со мной в те дни.


Куда ведет эта дорога

Свои убеждения нужно время от времени пересматривать, как пересматриваем иногда свою одежду в шкафу. Причем, по той же причине.

Чуть менее трех недель назад меня спросили "что такое свобода". К сожалению и разочарованию, в тот день я не смог дать четкий ответ. И это значительный недосмотр с моей стороны: ответы на подобные вопросы должны быть сформулированы хотя бы в общих чертах. Но в тот день я был застигнут врасплох. Я вдруг понял, что мой ответ вышел из моды, устарел и пора ему "покинуть шкаф". Обезоруживающее, по своему эффекту, открытие - будто обнаруживаешь, что на табурете, на котором сидишь, отсутствует одна из ножек.

С тех пор я стал постоянно размышлять об этом. Я думал о том, на каком фундаменте были построены мои представления о свободе до этого дня. Наверняка можно было сказать то, что это понятие носило для меня сугубо личный характер и внимательно сравнивалось с моим личным, внутренним ощущением свободы.

Одним из краеугольных камней стала непривязанность в том виде, в котором я это понимал и чувствовал. "Одиночество - слишком классная вещь, чтобы от него отказываться", любил говорить я. Мое будущее казалось мне нестабильным и подвижным. Свобода, думал я, это когда скользишь словно ветер, легко касаясь различных мест, ситуаций и людей, не оставляя глубоких следов. Когда меняешь мягкую постель на жесткую спинку кресла автобуса и светлый овал дороги, вырванный фарами из темноты, в котором пляшут капли дождя.

Я знал, что абсолютная свобода практически недостижима. Как и однозначный смысл жизни. Но я не собирался с этим мириться. И в моем понимании, поиск этого самого смысла был неотрывно переплетен со свободой. Легко заметить, что во всех этих суждениях очень много от эмоций и совсем мало от разума. Будь я человеком более рациональным, все могло бы сложится иначе. Ведь я никогда не жил той жизнью, которая мне казалась той самой жизнью свободного человека. Скорее это была жизнь полной противоположности свободной: долгими днями я не двигался с места, пускал корни, обрастал мхом... Но этот огонь, эта жажда поиска, никогда не погасала не смотря ни на что. Что-то вроде тайного обещания самому себе: не предать себя, не потерять свою путеводную звезду, держаться до последнего. Поэтому я избегал привязанностей, жил "на чемоданах", спал на полу, не обрастал громоздким имуществом, будто все еще ждал чего-то. Какой-то знак или попутный ветер, который так и не наступил. Чтоб стряхнуть с себя пыль, забросить рюкзак за плечо и отправиться в суету вокзала.

Почему все сложилось так, как сложилось - другой вопрос, возможно, я к нему еще вернусь. Но очень важным открытием за эти дни стало то, что я понял: издавна, принимая какое-либо решение, где-то глубоко, на задворках сознания я прикидывал то, на сколько последствия этого решения меня свяжут. А затем я пришел к формуле, которая оформилась в эту фразу: "из любой ситуации всегда есть выход - ты носишь его с собой в ножнах, обращенным лезвием вверх". Это отчетливо понятная метафора. Метафора решимости, которую следовало растить в себе изо дня в день. Это было чертовски давно. После того, как я оставил учебу в университете, спустя год или два. Наверное, мне нужно было пересмотреть свое отношение к свободе еще тогда. Теперь очевидно, что мое понятие свободы уже тогда начало трансформироваться из основанного на внешних аттрибутах и переживаниях, в понятие свободы внутренней, назависимой от внешних факторов. Помню те сны, что снились мне в тот период. В них превалировали образы холодных, бетонных стен и тюремных камер.

Вышло так, я до сих пор не желаю совершать отречение от своих, пусть и устаревших, представлений. А это значит, что впереди меня ждет еще одна тщательная интроспекция и поиск того, что сможет помирить прошлое и настоящее. Может быть тогда я смогу без колебаний ответить на вопрос "что такое свобода".