Мы с Нойей - словно дети вырощенные волками. Такие же немногословные, настороженные и мрачные. Я коротал свои ночи при свете монитора, а она - своими ночами творила мистерии при свете костров. Так мы и воспитались, не людьми, а непойми кем.

Я худо-бедно научился выглядеть так, чтобы не вызывать подозрения у людей. Но когда мы вдвоем, притворяться нет нужды. И вся наша молчаливость и мрачность заполняет пространство вокруг нас. Это не просто тишина. Кажется, она соткана из промежутков между строк.

— В этом много эгоистичного, — говорила мне Нойя, — Только представь: идешь ты по улице, а навстречу тебе, предположим, Макс Фрай. И что ты скажешь ей? Или что спросишь? Ведь вы - "два поезда шедших мимо, остановленных в поле снегами". Не опустишься же ты до банальностей, в самом деле.

— Возможно, ты удивишься, но со мной случалось что-то очень похожее. Однажды зимой, я шел к сестре в гости. За день навалило снега по колено, так что люди успели вытоптать только узкую колею на тратуаре. Дорога там была немноголюдна и я столкнулся только с одним парнем, шедшим мне навстречу. Погостив у сестры пару часов, я отправился домой тем же путем. И благодаря какому-то совершенно немыслимому совпадению, на обратной дороге мы снова столкнулись с тем же парнем, на той же дороге в том же месте. Было достаточно трех минут разицы во времени, чтоб не встретиться, задержаться или выйти раньше. Но мы встретелись. Мы узнали друг-друга в тот же миг. Я шел вперед не в силах сдержать улыбку и видел, что он тоже улыбается.

— Полнота момента захлеснула вас с головой, — Нойя понимающе кивнула.

Да, она сформулировала предельно точно. "Полнота момента". Слова, вопросы, ответы — все это заполняет пространство здесь и сейчас, так, что по-сути, тебе и нечего нового ни спросить или сказать. Остается лишь кивнуть как старому другу и идти своим путем.

Настоящее чудо, что мы с ней все еще находим возможным встречаться. И пусть случайные свидетели не обманываются легкомысленностью нашей болтовни, ведь она - лишь фон для полноты момента.