— Зима ушла. — констатирую я очевидный факт, — а следующая наша встреча, не менее, чем через полгода.

Усталость.

За окном — привычные нашему взгляду, серые горы снега смешанного с грязью, истекающие мутными ручейками воды, под пристальным взглядом теплого Солнца. Редкие порывы ветра врываются к нам на кухню, забираются зашиворот, студят чай в наших чашках.

В моей голове на миг возникает образ циклопического часового механизма, который неотвратимо вращает шестерню смены сезона. Я слышу его механический ход. Щелчок. Весна.

— Усталость накопилась, Нойя, — говорю я и ёжусь, но не от сырого ветра, а от интонаций проскочивших в моем голосе.

Она пришла и отворила настежь все окна, приглашая ветер внутрь. Я вспомнил, что где-то там, далеко на востоке, в Стране Восходящего Солнца, принято так же раздвигать панели своих домов с первыми признаками весны, выносить на просушку, под окрепшее Солнце циновки после долгой зимы.

Не понимаю о чем она молчит. Но в нашем дуэте, Паранойя - молчаливый мудрец, а я - легкомысленный болтун.

— Я всерьез думал, что за пол-года привыкну. — продолжаю я, — думал, что должна же наступить адаптация. Всегда наступает. Но вот уже весна, а я все равно ужасно разбит каждым вечером. Не понимаю, куда девается вся моя энергия... Это не та реальность с которой я готов мириться. Но, по всей видимости, у меня нет другого выхода как ее принять.

Паранойя наконец-то отрывает взгляд своих темных глаз от облаков набегающих на Солнце и пристально смотрит на меня.

Пауза.

Снова образ колосальных часов: зубчатые колесики замерли.

Тишина.

Знаю многих людей, которых это затянувшееся молчание разорвало бы на мелкие куски. Мы не из них.

А спустя вечность маятник вновь качнулся, стрелки дернулись и часы продолжили свой ход.

Улыбка...

Я понял о чем она молчит.