Ничто не может длиться вечно. Буддисты даже придумали для такого случая особое, специальное слово - Анитья. Такой отдельный вид неотвратимой быстротечности. К сожалению, это касается и состояния, когда ты в порядке.

Один йог говорил: то, как вы себя ощущаете — зависит от химического состава крови, тех компонентов, из которых состоит суп, в котором находится ваш мозг. И разница лишь в одном: хороший это суп или плохой. Вот и моему супу довелось испортится. Пусть и не на долго, дня на три-четыре.

— Знаешь, все это довольно странно — говорю я Паранойе, — Начинаешь замечать, что беспокоишься из-за несущественных вещей, ощущаешь тревогу, не можешь спокойно усидеть на месте. Хотя при этом не можешь понять - почему? Кроме этого, краски окружающего мира теряют свою насыщенность, а звуки - глубину. Все углы будто бы становятся острее и направлены прямо на тебя. Хоть и замечаешь, но не понимаешь почему так происходит, что изменилось в мире.

Паранойя молчит и внимательно слушает. Я тоже на время замолкаю, пытаясь найти нужные слова.

— И вот, ты просто говоришь себе, "спокойно, спокойно, все это не по-настоящему, просто восприятие изменилось", — продолжаю я, — и становится немного легче. Химия, это просто химия крови. Возможно, нужно купить витамины? Сейчас зима и это будет разумно.

Я гляжу в серое небо за окном. Сейчас оно меня радует своей пасмурностью.

— Витамины, я, конечно же, купил в тот же день, когда меня и посетила соответствующая мысль. И вот что еще удивило: каким-то образом, становится невероятно трудно вспомнить те дни, когда был в порядке. Ну, то есть как: события вспоминаются, но воспоминания об эмоциях тоже искажены. Кажется, будто даже воспоминания разукрашены серым. Раньше я по-незнанию считал, что подобные цветовые аллегории - служат ислкючительно как поэтические приемы. Но переживая депрессивные состояния, могу сказать, что ничего выдуманного в этом нет. Цвета тускнут в самом прямом смысле этого слова.

— Наверное, нужно быть благодарным тому, что подобные вещи случаются, — продолжил я, — Благодаря им, начинаешь больше радоваться тому, когда ты в порядке. И эта перемена была тоже очень заметна: я зашел в подземку, сел в вагон - и поразился тому, сколько всего влилось в мою голову. Это и запах снега, мокрой пыли, пропитки для деревянных шпал, чей-то перегар, дешевый табак, лак для волос, мокрый шерстяной свитер, кожанная куртка, пудра... тысячи их. Я тогда взглянул на информационное табло, и, разрази меня Ктулху, какие сочные и яркие цвета были на нем! Жизнь словно обступила тебя со всех сторон, десятки теплых, бьющихся сердцец, каждое, со своими радостями и печалями, со своими надеждами и тревогами. Странное ощущение полноты момента. Я пытался согнать с лица то и дело наползавшую, глупую улыбку, но все тщетно. Хорошо, что есть шарф, в котором можно спрятаться.

— На контрасте с предыдущими днями было странно думать об гнетущем одиночестве. — стал завершать я свой рассказ, — Какое может быть одиночество, когда вокруг столько всего? Решительно невозможно.